Estefania Kuester

Ингрид Эстефания Кюстер, родилась 28 июля 1979 года в Асунсьоне, в Парагвае. Коктейль под вкус Болена: мать - юная парагвайская красотка Мари-Луз, отец- крепыш-немец, и чадо в смешанном браке вышло по высокой категории стандарта.

Дитер считает, что внешне Эстефания чем-то похожа на Глорию Эстефан, большинство сплетников в Германии сказали: "она похожа на Верону Фельдбуш". И все они правы, сходство новой подруги метра поп-музыки с американской певицей кубинского происхождения Глорией Эстефан действительно имеется, но с другой стороны - исполнилась и мечта Болена: он получил внешность Вероны и характер пушистого котенка, так, собственно, он ее и называет - "Puschi" ("Киска").

Детство "Котенка" напоминало сказку: ее отец, химик со Стэндфордским дипломом неплохо обосновался в Южной Америке, он владел сетью предприятий по переработке сахарного тростника и изготовлению лицензированного виски, которое активно потреблялось этой же Южной Америкой от побережья до побережья. Что позволяло семье владеть трехэтажным особняком, с садом, бассейном и прочей инфраструктурой, куда легко можно отнести и не самый маленький штат прислуги.

У Эстефании была старшая сестра и младшая сестренка, разница в возрасте (от года до двух лет) позволяла детям дружно изводить персональных нянь и не бороться за внимание родителей, которые итак баловали девочек, как могли, особенно - отец. Эстефанию он называл "лапшинкой", единственное слово на немецком языке, которое девочка знала до переезда в Германию.

Мать Эстефании, все больше пела и плясала, наносила визиты парикмахерам и в бутики…, она и сейчас делает то же самое, Мари-Луз сейчас одна из самых успешных телезвезд Парагвая и входит в 10-ку самых популярных модераторов телевизионных ток-шоу Южной Америки. А тогда, 15 лет назад, ее "ток-шоу" завершилось разводом и отъездом мужа восвояси, на студеную родину, вместе с тремя дочками, которых Фолькер Кюстер не покинул бы ни за что.

В Германии девочек ждала бабушка, небольшой дом (по сравнению с апартаментами в Асунсьоне) и монастырская школа в Бланкенлезе. В школе Эстефания ходила в отличницах, участвовала в церковных богослужениях служкой… до окончания школы монастыря Святой Терезы. В 17 лет Штеффи вбила себе в голову, что хочет быть моделью, и это с ростом в 160 см. Эти амбиции поддержал ее первый серьезный поклонник. Он был ди-джеем, устраивал летние фестивали техно, участвовал в подготовках open-air концертов и, именно он ввел пластичную, с чувством ритма, симпатичную девчонку в группу подтанцовки на всех мероприятиях, к которым сам прикладывал руку.

Через несколько месяцев в жизни Штефф появился еще один мужчина. Будучи старше Эстефании на 11 лет (по всей видимости, девушка питает страсть к мужчинам постарше - о чем свидетельствует дальнейшее развитие сюжета), пронырливый компьютерный дилер и менеджер по маркетингу, большой любитель погорланить песни собственного сочинения на тусовках с друзьями ди-джеями, Йенс-Увэ Хёфт смог предложить возлюбленной более-менее стабильное существование, о котором на некоторое время пришлось забыть после отъезда из родительского дома. Он помог через приятелей с портфолио (Эстефания не оставила затею с карьерой модели), он предложил не самую разумную идею съемок для календаря в "не слишком" одетом виде и он проявил готовность выполнить любое желание Штеффи в пределах своих скромных возможностей: отпуск в приятной климатической зоне с живописным ландшафтом в районе Карибских островов, толику малую на "карманные" расходы, свою небольшую квартирку под самой крышей в центре Кёльна.

Ходят слухи, что к середине четвертого года совместного проживания, и под венец был готов вести любимую, да вот незадача - не успел. Эстефания паковала вещи, в Ганновере проводился финал отборочного тура Германии фестиваля "Евровидение-2001" и там ее ждали подружки по группе подтанцовки, время подработать, как умеет. В Кёльн она больше не вернулась. Даже поговорить и толком попрощаться Йенс-Увэ со своей возлюбленной не смог - она попросила не звонить ей на сотовый телефон. Единственное, что осталось незадачливому Ромео с профилем бультерьера, это хоть деньжат на беглой Джульетте подзаработать, благо, ее новый друг давно уж слыл в Германии свиньей-копилкой, которую растрясти норовил каждый.

Вот тут-то Хёфту и пригодились негативы и любительское видео, завалявшееся со времен робких попыток Эстефании стать топ-моделью. Подбив парочку обзавидовавшихся подружек, рассказать то, что подсказывали сами СМИ; "по сусекам поскребя" в фото-видео развалах дома, с целью накопать побольше скандальных кадров, парень все это предложил телевизионщикам и газетчикам, не бесплатно, разумеется - подружка-то, рядом с именитым новым другом, вот-вот сама звездой станет, не грех бы хоть какие дивиденды получить. И даже слезливую песню сам скроил, если рэп вообще может быть слезливым, не важно, название было душещипательным: "Она ушла" - спел упитанный страдалец, облачившись в майку с надписью "Der Ex" - "Бывший".

А ведь Эстефания злонамеренно ничего не замышляла, веселилась в Ганновере с друзьями за кулисами Гран-При, и даже не замечала, что на нее, уж минут 20 в полном ступоре, таращит глаза респектабельный тип в дорогом кожаном пиджаке. И после концерта, в баре музыкальной арены Ганновера, она тоже не обратила внимания все на того же "типа в пиджаке". А им, между прочим, был Дитер Болен, не последний жених Германии (хотя и в первые не рвется). Штеффи было просто весело, она ритмично двигалась на танцполе вместе с вездесущими подружками, с ними же щебетала за столиком.

Болен решил не ждать "милостей от природы" и взял инициативу в свои руки, но, уже приблизившись к вожделенной даме, напрочь позабыл, как люди знакомятся, и брякнул: "Сигаретки не найдется?". В тщетных попытках вспомнить стандартную процедуру знакомства, он посылал шампанское, выжидал, когда подруги Эстефании отступят хоть на минуту, но "предмет внимания" оставался хладен к его пламенным взглядам. Последняя надежда на вечеринку в честь победителя Гран-При Германии, после мытарств и многократных стратегических маневров, Болен все же подошел и, не придумал ничего лучше, чем сказать: "Не думай, что я такой монстр, каким меня рисует пресса". Эстефания подняла глаза и ответила: "А я и не думаю". Так начался разговор, который не окончился и в шестом по счету баре, практически, под утро.

Болен обнаглел и пригласил девушку к себе в номер, впрочем, с клятвенными заверениями: "Я хочу только смотреть на тебя и разговаривать с тобой! Я боюсь, что если мы сейчас расстанемся - я больше тебя не увижу!". От внимания обаятельного (при желании быть таковым), симпатичного, чудовищно известного человека, Эстефания растерялась. С одной стороны, поверить в серьезность его намерений - чистое безумие, с другой стороны, его шарм затягивал как зыбучие пески. Они распрощались почти на две недели. Болен улетал на Мальдивы, ссылаясь на обещание провести отпуск со своими тремя детьми, но умолял дождаться его в Гамбурге в отеле "Элизи", клялся в любви, и она решилась.

Он звонил каждые 3 часа и шептал ей в трубку милые глупости, как можно было ему не верить? В день его возвращения в Гамбург, Эстефания прокатилась мимо аэропорта, "случайно", как раз после посадки его самолета. Для Эстефании это был первый "сюрприз" от известного "шутника" Болена - он ничего не сказал о том, что кроме детей с ним будет и его подруга Надя. Штеффи позвонила сразу же на его сотовый телефон, она была обижена, уязвлена, самой себе казалась обманутой и несчастной. Он вымолил встречу в отеле, обещал все объяснить.

Болен примчался в отель через пол часа, просил прощения, опять клялся в любви, а она только плакала и спрашивала: "Почему ты не сказал правду?", все его уговоры немного успокоили ее только через час. Уходя, он по-детски чмокнул ее в щеку и попытался удостовериться: "между нами ведь все по-прежнему?", но она отвела глаза. Договорились вместе пообедать завтра и решить, что будут делать дальше. Сейчас она была уверена только в одном: будь - что будет, но к своему бывшему другу она больше не вернется, слишком велик оказался контраст между этими людьми, чтоб, даже не будучи с одним, вернуться с пресному "бывшему", другому. Она считала, что довериться Болену не может, но и мысль все бросить и уехать почему-то пугала. Эстефания не знала, что ее новый друг терзается теми же мыслями, и он уже почти уверен, что не найдет ее в отеле завтра, что она уехала, что тоже хочет махнуть на все рукой, но без нее уже не может ни спать, ни есть.

Со всеми своими душевными порывами они все-таки встретились в отеле на следующий день, и через час после встречи, в резиденции Болена в Тотензене раздался тот самый роковой для Нади Фарраг, его теперь уже "бывшей" подруги, телефонный звонок: "Все кончено и навсегда. Я не вернусь домой пока ты там, ищи себе квартиру". На следующий день они улетели в Австрию на съемки "Verstehen Sie Spass…", где уже вся съемочная группа гудела: "Это новая подружка Болена", а еще через несколько дней об этом уже гудела вся Германия, потому что в журналах и газетах появились снимки Болена с юной экзотичной красавицей.

Первое время им было очень трудно: огромная разница в возрасте шептала всем журналистам на уши набор гаденьких вопросов, ползли малоприятные слухи, несколько бывших подружек рассказывали "нескучные истории", бывший бойфренд вывалил все "грязное белье", какое нашлось, обиженная Надя с аппетитом язвила по поводу нового предмета обожания своего, теперь уже утраченного, друга. Но, они не расстались. И не собираются.

Болен счастлив и верит, что нашел женщину, которую искал всю жизнь: она дружит с его детьми, она ладит с его родителями, те, в свою очередь - в восторге от нее. Она умеет развеять меланхолические настроения Болена или, при случае, погасить вспышки его темперамента своим рассудительным спокойствием. Раз уж, благодаря её "Der Ex" всплыли снимки "ню", Болен довел этот спектакль до конца серией снимков Эстефании для "Плэйбоя", на этот раз, фотохудожник не был дилетантом, но, в отличии от предшественниц, на этом весь интерес Эстефании к собственной карьере завершился - она предпочитает быль домашним "котенком".