Nadja Ab del Farrag

Надя Аб дель Фарраг, она же Надя Фарраг без афро-арабских "аб", "дель", "ибн" и тому подобное, она же - Наддель, как называл ее Болен на протяжении почти 12 лет ее жизни, по созвучию с немецким словом "Иголка" и визуальным впечатлением от этой миловидной девушки (высокая - 1,80, стройная, длинноногая).

Как и можно было предположить, исходя из вкусов господина Болена, родилась в смешанном браке. Отец Нади, суданец Ибрагим, приехал в Европу поискать счастья и знаний, но учиться не хотел - хотел жениться, что и сделал - его супругой стала Юта, типичная немка. И 5 марта 1965 года в молодой семье родился первый ребенок - Надя, через несколько лет у нее появится младшая сестра Тамара. Когда Наде было два года, ее отец надумал возвратиться на родную землю, но его жена вынесла очарование Африки не больше года и семья вновь вернулась в Гамбург, где потихоньку и промышляла мелким семейным бизнесом.

Обретение специальности помощника аптекаря явилось, видимо, самой радужной из перспектив для девушки, блиставшей в школе только на уроках физкультуры. Но не так уж много времени ей довелось провести в аптеке, в начале 90-го, ей повстречался Дитер Болен, человек семейный, но весьма не бедствующий, довольно милый, преуспевающий композитор, продюсер, лидер "Blue System" и, при том, влюбленный в нее "по уши". Они "крепко подружились" в дискотеке "Меццанотте" и, случившийся на тот момент, кризис семейной жизни Болена подтолкнул его к переезду в Берлин вместе с Надей. Он любовался ею, охотно снимал ее в клипах своей группы, сразу же, в 90-м Надя вышла вместе с ним на сцену в качестве бэк-вокалистки, хотя вокальные данные эффектной мулатки были несколько сомнительны. В Берлине они прожили недолго, Болен устал мотаться к своим детям, решать по телефону профессиональные вопросы с гамбургским музыкальным издательством, да и местные криминальные элементы утомили своими "шутками", кроме того, Надя нуждалась в более частых встречах с семьей. Под Гамбургом было приобретено поместье Розенгартен.

Сейчас Надя утверждает, что их отношения в самого начала походили на мультик про "Тома и Джерри", ссоры, вспышки ревности, которые Наддель, порой намерено, подогревала до взрывоопасной температуры, Болен платил той же монетой. Но Надя и Дитер всегда были рядом: на сцене, в телевизионных ток-шоу, на гастролях и в своих апартаментах, она заботилась о нем, как умела, он тоже был к ней привязан. Тем более ошеломляющим было известие о женитьбе ее друга с начинающей теле дивой и, по совместительству, коллекционером корон "всяко разных мисс", Вероной Фельдбуш. Надя была не просто расстроена. Она была подавлена, растеряна, не могла заставить себя поверить в предательство человека, с которым делила стол, постель и крышу над головой уже 6 лет. "Ты все равно вернешься ко мне", сказала она и не ошиблась. Четыре недели Надя пряталась от назойливой прессы и выносила пытку звонками своего экс-бойфренда, который все больше разочаровывался в своем браке и все больше понимал, что его чувства к заботливой Наде не изменились.

Через четыре недели с предварительным умоляющим звонком, Болен явился упасть на колени: "Вернись!". Она вернулась. Прошел еще месяц и… ее друг вновь помирился со своей супругой. Это был тяжелый год, ее бойфренд уходил, но вместе с этим ее не отпускал, карусель: "Вернись!-Уходи!", тянулась, казалось, бесконечно. Она сносила в свой адрес насмешки прессы и юродствования Вероны. Она терзалась ревностью и незаслуженной обидой. Лето следующего года вернуло относительный покой в ее жизнь. Ее друг развелся со своей сумасбродной Вероной, она вновь была хозяйкой в Розенгартене, ей подарили щенка ротвейлера, кольцо с брильянтом, пообещали официально попросить ее руки в обмен на сердце…, чуть позже, мол, после развода тяжко ринуться в новый брак. Наивная, доверчивая Надя…

Но быть простой домохозяйкой Наде больше не хотелось: "Чем я хуже Вероны?" Действительно - ничем не хуже, разве что ушлости Вероны не хватит "пройти по трупам" к намеченной цели. С 90-го года внешность фрау Фарраг незаметно менялась, все более приобретая точеные черты писаной красавицы. Положение ее друга позволяло рассчитывать на его содействие в построении карьеры на телевидении. Первая съемка Нади для "Плэйбоя" открыла Германии нового модератора секс-шоу Peep!, но захлопнуло двери в отчий дом для незадачливой манекенщицы, отец-мусульманин отказался от дочери. Bild даже устроил голосование с "горячей" телефонной линией, чтоб выявить победителя дерби среди самых сексуальных женщин Германии, претенденток две: Надя или Верона Фельдбуш. Нынешний секс-символ потерпела поражение, а у Нади появился еще один повод показать разлучнице язык, а заодно, выпустить календарь с собственным светлим ликом и книгу кулинарным рецептов - опять, знаете ли, с большим успехом.

Верона взяла реванш: в прессе появились сенсационные снимки с Мальорки - Верона и бойфренд Нади. Опять. Размолвка, уход, шумное разбирательство в прессе, перемирие, возвращение. С этого дня Наде приходилось прощать своему другу какое-нибудь очередное приключение, которое она могла изучить в детальных выкладках прессы, приблизительно раз в полгода. Карьерный рост все больше отдалял ее от Болена, который теперь все время был занят со своим партнером по сцене Томасом Андерсом триумфально вернувшимся Modern Talking, хотя еще случалось ей в 1998 выходить бэк-вокалисткой на сцену и с легендарным дуэтом. У Нади фотосессия с новой коллекцией одежды, у Дитера - фотосессия для нового альбома Modern Talking, у Нади съемки Peep! в Кёльне - Дитер дома в студии…, или не дома? Не в студии? Ее друг любит побродить по дискотекам и клубам. Хотя нередко их видят там вдвоем. В Рождество 1999 года Болен вновь пообещал: "я женюсь на тебе", пообещал громко, во всеуслышание. Но, вот беда - опять все как-то недосуг. У него съемки, концерты, работа, и у Нади - съемки в сериале "S.O.S. Barracuda" в роли одной из полицейских отряда водной полиции, опять фотосессия для косметической фирмы, вторая фотосессия для "Плэйбоя", принесшая еще более громкие овации. Ее имя уже звучит, не как багаж к громкому имени Болена, а как самостоятельная творческая единица. И весьма популярная.

Болен помогает и поддерживает, якобы случайно, рекламируя все публичные появления Нади, хоть в прессе, хоть на телевидении, ходят слухи о песне для "S.O.S. Barracuda" в исполнении Нади - автор, само собой разумеющий. Февраль 2001 года: "или мы женимся, или я ухожу", решила положить конец своему неопределенному положению Надя. "Поступай, как знаешь", ответил он и уехал на немецкий отборочный тур конкурса песни "Евровидение", там он должен представить свою новую подопечную и новый сингл Modern Talking. Вернулся через день, но что-то изменилось. День рождения Нади, традиционно, провели на Мальдивах, с его детьми, которые ей уже смертельно надоели за эти 11 лет…, нет, дети довольно милые, но она давно мечтает о своих, и, в конце концов, она заслужила свою семью, своего мужа, своих детей, как долго еще ее будут "водить за нос". Вообще, остается открытым вопрос, хотела ли фрау Фарраг карьеры и телесъемок, или же руководствовалась желанием убедить своего бойфренда, что достойна быть его женой и матерью его детей.

Отпуск прошел мучительно, друг не интересовался ею, он прятался где-нибудь с сотовым телефоном. Не успев, по возвращению, распаковать чемодан - он куда-то исчез и разъяснил ситуацию лишь телефонный звонок вечером: "Мы расстаемся, и на этот раз - окончательно, я не вернусь домой. Ты можешь пожить на вилле, пока не найдешь себе достойную квартиру, из дома можешь взять с собой все, что тебе захочется". И Надя сорвалась, нервы не выдержали долголетних испытаний. Теперь она охотно давала интервью, не скупясь на подробности и, по мере своих скромных сил, старалась догнать Верону по количеству колкостей на квадратный миллиметр соперницы.

Чтобы поддерживать на слуху свое имя, ибо время самостоятельного содержания неумолимо приближалось, Надя согласилась на участие в заведомо провальной роли второсортного сериала "Наш Чарли", проторенной дорожкой Вероны поучаствовала в популярном шоу Big Brother, пустилась в романтическую интрижку с Ральфом Зигелем (возможен здесь и повод № 2: желание отомстить Болену за его снимки в СМИ рядом со смуглой юной красавицей), но не выдержала этой роли до конца и, сколь спешно, столь и шумно, распрощалась с 56-летним продюсером. С этого момента, ее словно подменили: она ударно напивается на вечеринках, хотя утверждает в прессе, что вовсе ими брезгует. После танцев на острове увеселений Зильт, ее останавливает таможня в порту, так и не дав возможность улететь в Австрию своим рейсом - на нее среагировала собака, обученная поиску наркотиков. Остатки кокаина на пальцах обнаружены, но демонстративно произведенный тест на наркотики показал отрицательный результат их наличия в крови. Тележка со скандалами покатилась по наклонной плоскости, щедро рассыпая их в пути следования направо и налево. Надя стала знаменитостью и, отныне, за ней приглядывало бдительное око средств массовой информации, но ее больше не загораживал внушительный торс экс-бойфренда, она должна была защищаться сама, а этому еще нужно было учиться, и времени брать уроки уже не осталось.

До разрыва с Боленом, ее друг и был ее продюсером, теперь ее менеджером стал шустрый малый Бернадотте, который снабдил ее n-ным количеством сомнительных контрактов, окончательно "подмочив" наивной Наде имидж, особые последствия имел телевизионный репортаж о взвешивании ее груди - СМИ над ней глумилось. После разрыва с менеджером все стало еще хуже, потому что Бернадотте молчуном не слыл и охотно рассказывал теперь всем, кто был не прочь послушать, о нервных срывах Нади: невоздержанность к алкоголю, невоздержанность к сексу, вздорные причуды. Поверить ему можно, если все его рассказы "делить на 12", но нужно иметь в виду, насколько ошеломляет и пугает такая неожиданная и абсолютная свобода (на грани с беззащитностью) чувствительного человека, а сердце Нади каменным не было никогда. Октябрь 2002 года: книга, так давно обещанная, вождем европейской поп-музыки, вышла в издательстве Гейне. Экс-бойфренд Нади, в своих мемуарах, не слишком рассыпался в любезностях в ее адрес. Дела идут - хуже некуда, менеджера нет, контрактов нет, из настоящих друзей только и остался визажист Хомман. Хотя за темной полосой должна следовать светлая, а обаяние и красота Нади Фарраг, пока еще с ней.